Видение и Креативность

«Знаешь, что есть у Буснелли? У него быстрые рефлексы, как у пилота Формулы-1: он принимает решение в одно мгновение».
Архитектор Марко Дзанузо так описывает журналисту Джорджо Бокке Пьеро Амброджо Буснелли. Человек с безошибочным чутьем, способный проявлять огромную интуицию. За необыкновенной историей B&B Italia стоит Пьеро Амброджо Буснелли и его удивительное видение.

Vision & Creativity

Piero Ambrogio Busnelli

Приключение, вызов, инновации. Буснелли с самого начала экспериментирует с новыми материалами. Он концентрирует свое внимание на альтернативе губчатой резине, на более передовых технологиях. И так разрабатывает идею, которая совершит революцию в мебельном секторе. Промышленный процесс, который Буснелли представляет себе в 1966 году, до сих пор, спустя полвека, является почти идентичным. На вопрос Чезаре Кассина «В чем Ваша идея?» Буснелли отвечает: «Моя идея - в железной раме, а не в деревянной, как раньше, которая помещается внутрь формы. Затем форма закрывается и заполняется холодным полиуретаном. И через 30 минут создается изделие, готовое к извлечению».

На заре деятельности C&B, созданная вместе с Кассина, способна превратить обычную мебельную фабрику в нечто на самом деле особенное.

С одной стороны традиция, сотрудничество с лучшими итальянскими архитекторами, натуральные продукты и ремесленный характер; с другой - инновации, технология и идея промышленного процесса. Два мира, которые смешиваются друг с другом для создания чего-то, что еще не существует. Дизайн бренда поручается другому первоклассному специалисту - Бобу Нурде.

А проект нового здания поручается молодым архитекторам Афре и Тобиа Скарпе, авторам здания Benetton в Понцано. Благодаря тщательному изучению пространства и производственной организации предприятие в Новедрате и сегодня является прекрасным примером функциональности. Буснелли действительно умеет видеть таланты. Точно так, как произойдет спустя 6 лет с Ренцо Пьяно. Новое здание, спроектированное в 1973 году, - это Бобург в миниатюре, использующий ту же технологическую систему, которая через несколько лет будет применена в Париже. Технология как средство изобретения формы. Здание Ренцо Пьяно в Новедрате стало манифестом предпринимательской идеи, которая с самого начала была в голове у Буснелли. Формула современности: инновации в материалах, поиск решений в разработке, функциональная гибкость продукционных систем, формальная долговечность и прочность во времени.

Vision & Creativity

1968, Factory B&B Italia - Novedrate (Como)

1971-1973, Headquarters B&B Italia - Novedrate (Como)
1971-1973, Headquarters B&B Italia - Novedrate (Como)
1971-1973, Headquarters B&B Italia - Novedrate (Como)
1971-1973, Headquarters B&B Italia - Novedrate (Como)

Новые творческие возможности открываются перед громкими именами мира Cassina: Джанфранко Фраттини, Марко Дзанузо, Вико Маджистретти, Марио Беллини, Афрой и Тобиа Скарпой. И именно последние из них реализуют первый проект, задуманный от начала до конца для серийного промышленного производства: Coronado. Разделенный на части, которые собираются посредством всего лишь 2 винтов, идеально подходящий для отправления в любую точку мира. С Coronado Буснелли попадает в цель. Этот проект является символом новой промышленной культуры. Это первый предмет мягкой мебели, в котором каждый металлический каркас утоплен в полиуретане.

За пять лет рождаются некоторые из икон итальянского дизайна.

Их дополняют инновационные рекламные кампании, порученные Энрико Трабакки, арт-директору творений, ставших историей. В 1969 году приходит черед Up от Гаэтано Пеше, неоспоримой иконы современности. Кресло Up - это революция как в связи с использованием технологии полиуретана, так и благодаря тому, как оно предлагается на рынке. Клиенты получали кресло в вакуумной упаковке, после открытия которой оно, как гигантский цветной ломтик плавленого сыра, восстанавливало свою первоначальную форму.

Марио Беллини рассказывает нам о том, как в 1972 году родилась серия Le Bambole, когда Трабакки позвал Оливьеро Тоскани. «Le Bambole - это сочлененная подушка, которая не имеет каркаса подголовника, подлокотников, спинки и пр., а представляет собой цельный предмет. Это абсолютная премьера, впервые предмет мягкой мебели рождается как мягкая подушка и все». Созданные в 1972 году, Le Bambole в том же году получают премию «Золотой циркуль», одну из первых за предмет мебели. Итальянский дизайн становится международным феноменом. В 1972 году в Нью-йоркском музее современного искусства (Moma) открывается «The New Domestic Landscape». C&B представляет 2 инсталляции, одна из которых принадлежит Гаэтано Пеше.

Спустя пять лет Буснелли выкупает весь пакет акций Cassina и меняет имя с C&B на B&B. «Я собирался в университет, когда мой отец сказал: «Слушай, Джорджо, ты мне нужен, приходи в компанию». Так, в 1973 году я начинаю работать в компании, в Центре Исследований. Оттуда начался мой путь в B&B Italia», - рассказывает Джорджо Буснелли.

С основанием B&B Italia в Новедрате создается Центр Исследований и Разработок, который сразу, в C&B, сыграл ключевую роль во взаимодействии между дизайнерами, компанией, технологией и производством.

Он является результатом опыта тех первых удивительных 7 лет, и вскоре в его состав входят маркетинг и коммуникация. Это историческая память, архив идей и прототипов, технологических экспериментов и решений. Команду возглавляют Роландо Горла и Федерико Буснелли. Люди с богатым опытом, которые более 40 лет живут в тесном контакте с дизайнерами, идут в ногу с технологическом прогрессом, законами рынка, социальными и эстетическими изменениями. И кроме них - новые поколения: Массимилиано Буснелли, сын Джорджо, и Амброджо Спотти.

Vision & Creativity

CR&S, Centro Ricerche & Sviluppo - Piero Ambrogio Busnelli

В 1975 году рождается Maxalto. Первая коллекция деревянной мебели, разработанной Афрой и Тобиа Скарпой (Artona 1975, New Armony 1979), диктует новый метод, между переосмыслением классических форм и ручной работой краснодеревщика. С 1993 года дизайнером, который разрабатывает и координирует коллекции Maxalto, укрепляя их престиж и последовательность в мире, является Антонио Читтерио.

80-е годы становятся эпохой радикальных перемен. Одно из самых инновационных изделий, самое чувствительное к изменениям повседневных привычек, - это именно Alanda Паоло Пивы. Пива является одним из архитекторов, работающих в очень тесном контакте с Центром Исследований и Разработок. В 1984 году компания получает второй "Золотой циркуль". Речь идет о шкафе Sisamo, созданном Studio Kairos, благодаря которому B&B Italia укрепляет свои лидирующие новаторские позиции также в мебели для ночной зоны. «Harry - это абсолютно обычный диван, но я решаю поставить ножку на угол. Спустя 30 лет этот поступок кажется абсолютно нормальным, потому что сегодня увидеть диваны с ножкой на металлическом углу - абсолютно очевидно и естественно». Середина 80-х годов. Антонио Читтерио создает серию изделий, завоевавших огромный успех. В 1987 году появляется Sity, который преобразует идею дивана в систему сидений с многочисленными возможностями применения: отдых, уголок для бесед, расслабление. Если интерьер жилых помещений усложняется, формы должны найти новое равновесие. «Я называю это наукой понимать движения, эволюцию», - говорит Читтерио. И еще один «Золотой циркуль». Третий. Четвертый приходит в 1989 году, впервые присужденный одной компании.

Один вызов за другим. В том числе на международных рынках: Америка, Бразилия, Япония, Испания. И не только в сфере жилых помещений, но и в отелях, офисах и шоу-румах.

Центр Исследований и Разработок играет решающую роль в секторе, который требует не только изделий, но и решений сложных проблем. B&B Italia становится международным ориентиром в области дизайна контрактной мебели. Первое приключение - Meridien Hotel в Кувейте. За ним следует множество других. Отель Puerta America в Мадриде, Aman Canal Grande в Венеции, Mandarin Oriental в Барселоне и Милане, Hotel Gallia в Милане и Bulgari в Лондоне и Милане. Крупные гостиницы мира с расположенными на улице пространствами для бесед, идеальное окружение для коллекций уличной мебели, таких как коллекции Патрисии Уркиолы, представленные в 2007 году серией кресел Canasta.

В 1992 году Пьеро Буснелли 65 лет. Он уже передал часть дел компании детям и новым менеджерам, число которых с момента основания выросло с 3 до 23. Но жизнь и умение использовать каждый ее миг дают ему новый шанс. И он ни минуты не колеблется. “Я тоже присутствовал на этой встрече. Мой отец не мог поверить, что Пьер Луиджи Черри сделал ему это предложение. «Я в вашем распоряжении. Весь центр. Скажи, когда мне приехать. Я приеду со своими людьми». Так мы учреждаем компанию 50:50 с Costa и создаем B&B Italia Marine. После этого мы становимся мировыми лидерами и оформляем 32 круизных лайнера, которыми занимались напрямую на 100% папа и мой брат Эмануэле, начинавший в те годы работать в компании. Это приключение не было простым», - вспоминает Джорджо Буснелли.

Приключение B&B Italia Marine пускает в ход весь опыт, накопленный за годы деятельности: Центр Исследований, подразделение контрактной мебели и качество работы дизайнеров. Начиная новое приключение, Буснелли доверяет ключевые роли детям.

«В 2000 году я подумал, что пришло время определить дистрибуцию, открывая флагманские магазины»

Джорджо Буснелли не сомневается: международное видение отца необходимо укрепить, усиливая индивидуальность компании. Открываются магазины в Лондоне, Париже, Милане, Нью-Йорке, Пекине, Тайбэе, Мюнхене, Токио.

B&B Italia чувствует необходимость повысить узнаваемость бренда. Именно дизайнеры должны интерпретировать душу бренда, а не бренд ощущаться сборным контейнером креативности. Антонио Читтерио говорит мне: «Джорджо, мы должны найти место, чтобы расставить все изделия, так мы сможем увидеть, как они смотрятся вместе. Так мы заметили, насколько сложно собрать вместе всю нашу продукцию». Тогда рождается самый настоящий Образ жизни B&B Italia.

«Я думаю, будет правильно сказать, что если ты дизайнер, работающий на B&B Italia, внешний вид твоего изделия должен принадлежать семье B&B Italia с уважением при этом к твоей руке, к стараниям, которые ты приложил для его создания. Чтобы зачать ребенка, нужны отец и мать. Не только дизайнер производит эти вещи», - утверждает Джей Осгерби, создавший вместе с Эдвардом Барбером некоторые знаковые изделия, среди которых стол Tobi-Ishi.

В эти годы компания сотрудничала также с известными представителями международной архитектуры. От Захи Хадид, которая в 2007 году создала Moon System, до Дэвида Чипперфильда с коллекцией Posa, посвященной маркизу Поза, герою произведения Шиллера «Дон Карлос». Сегодня с B&B Italia работают 20 дизайнеров международного уровня, среди которых Наото Фукасава, Джаспер Моррисон, Джеффри Бернетт, Винсент Ван Дуйсен и Доши Левин.

«Мир изменяется благодаря дизайну, а дизайн продолжает изменять свою форму, свою значимость, свой смысл. Удивительно видеть, что многие дизайнеры, работающие с B&B Italia, не итальянцы. В таком окружении компания не может оставаться в бездействии, она должна найти способы для работы в новом мире. Это влечет за собой финансовое партнерство, сотрудничество. Видение мира должно меняться и развиваться», - утверждает Деян Суджич, рассказывая о «случае» B&B Italia.

B&B Italia. Poetry in the shape. When design meets industry.

«До вчерашнего дня я думал, что делать мебель в Брианце - это вопрос клея, дерева, лаков и денег … сейчас же мне кажется, что это совсем другое: с людьми новых рубежей, простыми на вид, но обладающими острым воображением, живыми, готовыми к приключениям, риску, почти невероятными в этой стране бюрократов и клиентов».

Giorgio Bocca
После встречи с Пьеро Буснелли